Карлсон, который живет на крыше.
   Часть 1. Карлсон, который живет на крыше.
Карлсон   любил  Малыша,  а  Малыш  любил  Карлсона.  Они  встретились  под
хмурымстокгольмским  небом  и  их судьбы переплелись, какшнурки завязанных в
пьяном  угаре  ботинок.  Они  былинеразлучны,  как Ромео и Джульетта, Бони и
Клайд,Синус и Косинус, Чупа и Чупс. Нежное, трепетноегомосексуальное чувство
навсегда  соединило ихдуши, сердца и тела. Красавец мужчина в полномрасцвете
сил  и  худосочный  ребенок  встретились и полюбилидруг друга в краю суровых
фьордов и жирной,пахнущей нефтью, селедки. 
Эта история началась, когда наказанный извергами-родителями Малыш сидел один
в своей комнате. Крупные  детскиеслезы  капали в тетрадку, где он должен был
десятьтысяч  раз  написать  Я  больше не буду заниматься онанизмом, пока мой
брат  делает  уроки.  Размытые  его  слезамислова  расплывались  в  огромные
фиолетовые   чернильныепятна.   Пятна   эти,   если   долго   смотреть   на
них,приобретали  причудливую  форму.  Доктор Фрейд  мог бы рассмотреть в них
Джузеппе  Паганини,  совершающегополовой  акт  со  своей  скрипкой,  Алиса -
жующего огромный мухомор Шляпочника. В этихчернильных пятнах прятались стада
Белых  Кроликов,  Смерть  со  старинным будильником в одной рукеи тостером в
другой,  корова,  прыгающая  через  луну, играющий на медной губной гармошке
Майкл   Джордан.   Все   зависело  от  фантазии  наблюдателя  и  степениего
наркотического опьянения. 
Тихое  жужжание  раздалосьза окном и Малыш оторвал наполненные слезами глаза
от  тетради.  Толстый, неопрятный мужик с крашенными грязными волосами летел
вдоль  здания  и  воровато  косился  на открытые окна. На нем были желтые, в
зеленую  клетку  штаны и порванная на волосатой груди майка, которая в своей
прошлой  жизни  была,  скорее всего, белого цвета. Ну, может быть, чуть-чуть
сероватая.  Руки  по  локоть  были  испачканы  чем-токрасным. Из его копчика
торчал  ржавый  пропеллер  на  одной из лопастей которого было выгравировано
слово   Мальстрем.   Мужик   окинул   Малыша   равнодушным  и  одновременно
презрительным  взглядом  и хотел уже было пролететь мимо, но заметил лежащие
на  столе  две  кроны  и  стоящую  на  полке  недопитую  бутыль  портвейна,
принадлежащую  Ниссе  -  старшему  брату  Малыша.  Счастливая улыбка майским
солнцем осветила опухшее лицо. Круто спикировав, он влетел в комнату, сделал
переворот в воздухе, нашинковав при этом своим винтом любимую канарейку мамы
Малыша  тонкими,  аппетитными ломтиками, схватил сполки портвейн и плюхнулся
толстой  задницей  на  стол  рядом  с  мальчиком,  подмигнул ему и опустошил
бутылку одним глотком.
 - Меня  зовут  Карлсон. Беспезды.  - произнес он громко рыгнув.
Малыш  сидел и удивленно смотрел на него. Грязной рукой собкусанными ногтями
мужик сгреб деньги и положил их ксебе в задний карман.
 - Деньги  детям не игрушка. - пояснил свои действия Карлсон - Пойми, юноша,
   я  забочусь  о  твоем  моральном  облике.  Теперь ты несможешь приобрести
   наркотики,  не сможешь заразиться сифилисом от портовой шлюхи и не умрешь
   от  рака  легких потому, что тебе не на что будет купить сигареты. Ты мне
   потом  только  спасибо  скажешь.  -  добавил  он, обеспокоенный молчанием
   Малыша. 
 - Дяденька, почему у вас руки в крови? - спросил Малыш.
 - Не  ссы,  малец,  это  варенье. У меня на крыше до хуя варенья. Там стоят
   ульи,  в  которых  живут  сахариновые  пчелы.  Они  целый  день летают по
   Стокгольму,   пожирая  недоеденные  торты,  булочки  и  кексы,  а  потом
   вырабатывают варенье. Пять тысяч банок в час.
 - Не может быть! - усомнился Малыш.
 - Бля  буду,  провалиться мне  на этом самом месте! - утвердительно ответил
   Карлсон,  включая  на  всякий  случай  мотор.
Не то, чтобы он верил, что провалиться, просто Карлсон оченьчасто врал и его
за  это  очень  часто  били  ногами,  предметами  мебели,  а  иногда  даже и
спортивным  инвентарем.  Когда  ты  маленький,  толстый и с циррозом печени,
помочь  в  такой  ситуации  может  только  мощный  пропеллер и умение быстро
набрать высоту.
 - А ты мне покажешь сахариновых пчел? - с надеждой спросил Малыш.
Увидев,что  он  имеет  дело  с  полным лохом, Карлсон расслабился и заглушил
движок. 
 - Может  быть,  может  быть  - жеманно  промолвил  он -  А  нет  ли  у тебя
   чего-нибудь  выпить? Я имею ввиду бухнуть, нахуяриться и устроить большое
   веселье. 
 - Я сейчас схожу посмотрюв кладовке - И Малыш пошел к двери.
 - Заебца! - проорал ему в догонку Карлсон - тащи все, что найдешь.
Через  некоторый  промежуток  времени, не настолько большой, чтобы солнечный
свет  успел  достигнуть видимой границы космического пространства, но вполне
достаточный  для  того,  чтобы  Карлсон  успел  выжрать в доме все спиртное,
купленное   папой   Малыша   на   заработанные   тяжелым  трудом   шведского
механизатора-осеменителя  деньги,  опьяневший  толстяк  медленно поднялся из
пахучей  лужи  блевотины. Глаза Карлсона игриво блестели. Волосатой рукой он
ухватил малыша за розовую попку.
 - Давай поиграем в паровую машину? - с  трудом  ворочая языком предложил он
   Малышу.
 - А это как? - поинтересовался наивный мальчик.
 - У  бля!..  Ахуительно! Сейчас я покажу тебе поршень! - Карлсон расстегнул
 ширинку и снял поношенные, порванные в промежностиштаны...

     Часть 2.Малыш, который живет в подвале.
 - Интересно, что скажет мама, когда увидит канарейку?
 - Ну  -  Карлсон  поправил  запачканные  спермой  штаны - скажи  ей: хуйня,
   дело-то  житейское,  как  вздрочнуть  пару  раз.  Пусть приготовит из нее
   тефтели. 
 - Ладно - согласился Малыш, - а что такое Мальстрем?
 - Блять,  так  звали  моего  покойного дедушку,  уебок. Не смей трогать его
   светлое  имя.  Он  сражался  за  Родину  на фронтах первой мировойвойны и
   трагически  погиб,  когда его забили досмерти газетой, приняв за огромную
   навозную  муху  -  Карлсон  смахнул  набежавшую  мутную слезу - Ну ладно,
   запиздился я сегодня чото, пора и уебывать. Бывай Малыш.
Он вылетел в окно, грациозно виляя огромным толстым задом, а Малыш еще долго
стоял  и  смотрел  ему  вслед.  Мама очень расстроилась, увидев трупик своей
любимой  канарейки.  Папа  и Ниссе очень расстроились, увидев, что абсолютно
все  спиртные напитки в доме выпиты, и исчезла вся наличность. Сестра Малыша
очень  расстроилась,  когда  узнала,  что пухлый педераст улетел вместе с ее
косметичкой.  Малыш  посмотрел  на  них  чистыми  глазами,  цвета  голубого
весеннего неба, развел руками и сказал:
 - Да хуйня, дело-то житейское, как вздрочнуть пару раз.
Его  били  сильно,  но  недолго,  потому  что  любили  его.  Он кричал: "Это
Карлсон!",  но  никто не верил ему. "Кто много пиздит, у того нос перебит" -
приговаривал  братец  Ниссе,  и  бил  Малыша по лицу обутой в лыжный ботинок
ногой. 
Потом  родственники  отвели его к психиатру. Это был лысый и потный старичок
по  фамилии  Линдгрен.  Он  внимательно  выслушал Малыша и запер его в своем
подвале,  где  мальчик  провел  восемь  лет  и умер от бесчеловечных опытов,
которые  проводил  над  ним старый извращенец. Психиатр Линдгрен написал про
Малыша  и  Карлсона  детскую  книжку, но из коммерческих соображений исказил
правду  и  добавил  туда  свою любовницу - медсестру Фрекен Бок. Папа Малыша
упал  с табуретки, когда осеменял очередную корову, и был затоптан ею. Мама,
так  и неоправившись от смерти своей канарейки, пристрастилась к спиртному и
скончалась от алкогольной интоксикации. Ниссе изнасиловал свою сестру, убил,
расчленилна  десять  тысяч  маленьких  кусочков,  расфасовал их в конверты и
рассылал  по  всей  Швеции пока не умер от передозировки наркотиков. Карлсон
жив и сейчас. И если, сидя у окна, ты услышишь тихое жужжание мотора, знай -
педерасты рядом. Ахтунг!